Блог О пользователеrain-man

Регистрация

 

Сара.


Глядя на тёмную воду с высоты, кажется, что под тобою бездна. Совершенно неважно при этом, что глубина может оказаться совсем ничтожной и далёкой от великого каньона. Не важно, когда смотришь вниз и не можешь разглядеть даже минимальных очертаний твёрдости. В такие моменты, шаг сделать ещё сложнее, ведь ты и так напуган, уже боишься, но ты должен сделать это и устремиться вниз, ведь ты давно хотел конца, что перестало иметь значения как и где, важен сам результат.

Наверное, такие мысли были в её голове, когда она шагнула с моста и устремилась вниз, чтобы пробить эту гладь и коснуться дна. Она не помнит ничего с того, что было «до», но ей хочется верить, что именно такие мысли были в её голове, что это не был просто трусливый момент бегства, минутная слабость. Нет, ей не хотелось бы верить в то, что оставались причины, но она их не заметила и шагнула в пустоту, чтобы разбить голову о дно реки – это было бы слишком глупо, а она себя считает умной. У неё появился шанс начать сначала и стать тем, кем она хочет, быть такой, какой не была, возможно, никогда. Время отсчёта изменило первую точку и началось заново, здесь, сейчас, среди белых стен лечебницы.

Санитарки бегают по коридорам и никого не замечают, стараются не видеть, но обязательно обращают внимание, если кто-то выходит за рамки принятого поведения, становится слишком красным. Так они говорят, если пациент ведёт себя не подобающим образом — «стал красным». Проклятая система градаций, которая ярким пятном проходит сквозь эти белые стены. Они давно разделили всех, давно вывели цвета под любую группу людей, объединив их пластиковыми браслетами одинакового цвета. Объединили их против их же воли, если она у них была, конечно же.

Саре выдали розовый браслет, а престарелая медсестра сказала, что он такой девчачий и именно поэтому он достался ей, но всё не просто так. В тот же вечер Люси, её соседка по палате, рассказала, что розовый выдаётся суицидникам с которыми «не всё ясно».

 - Не всё ясно? – спросила Сара.

 - Да, не ясно – это был крик о помощи или ты решила уйти взаправду – ответила Люси, разглядывая ночное небо в окно.

С Сарой было не всё ясно – это точно. В данный момент, не ясно было даже ей, она не была уверена ни в чём. Нужно вспомнить, пройти курс гипноза и тогда, возможно, она узнает, что жить ей незачем, причин остаться нет, или же её самооценка разобьётся ровно с такой же лёгкостью, как разбилась её голова о камни на дне той самой реки. Нужно быть совершенной идиоткой, если иметь шанс, но не использовать его, отказаться и уйти.

Доктора смотрели на неё и выжидали, они понимали, что всё может кончиться плохо, если она просто вспомнит. Вспомнит себя, свою жизнь, свои мысли, свою боль и отчаяние. Сколько пройдёт времени от этого щелчка памяти и до того щелчка курка, который не оставит ей шансов. Уже не оставит.

Наверное, тот страх, который она испытывает сейчас, не имеет ничего общего с тем, что посетил её той ночью, на мосту, но как можно сравнивать, если ты не помнишь ту ночь и себя в ней? И доктора эти, которые ничего не говорят, но так улыбаются и отводят глаза, что становится страшно и дико холодно. Как можно не думать о том, что ты была тогда права, если даже эти люди, с дипломами в своих кабинетах, отводят глаза и уходят от твоих вопросов? Она бы уже начала чесать голову, расчёсывать в кровь кожу, если бы имела такую патологию и носила зелёный, но нет, она же носит розовый и почти не отличается от обычных людей, только бинты на голове и бледность лица её выдают.

Странно, но забыв почти всё – она продолжила курить. Ей так нестерпимо сильно этого хотелось, будто это и являлось смыслом всей её жизни «до».

 - Сара, тебе пора к доктору, тебя уже ждут – говорит санитарка и едва касается её плеча, чтобы вывести из мира грёз, но не напугать.

Голова ещё болит и тело не слушается, но она пытается этого не показывать, уверенно встаёт, делает шаг и чуть покачиваясь, почти незаметно, следует за санитаркой по коридору, чтобы снова оказаться в кабинете того самого врача, который и должен решить, стоит ли ей вспоминать.

 - Как ты сегодня? Как голова? – внимательно смотря на неё, спрашивает доктор.

 - Всё хорошо док, всё хорошо…

 - Память не возвращается? Так ничего и не помнишь?

 - Нет, по-прежнему темнота и никаких просветов…

 - Хорошо, Сара, это хорошо…

Очередной глупый разговор. Действенней было бы спросить у неё «Сара, ты всё так же имеешь желание себя убить?», просто спросить, задать прямой вопрос и получить не менее прямой ответ «да, док, имею». Просто, не правда ли? Очевидно, что личный кабинет и диплом на стене лишают тебя этой простоты.


 

Для ответа с цитированием необходимо
выделить часть текста исходной записи